СофиЯ (sofyapremudraya) wrote,
СофиЯ
sofyapremudraya

Categories:

Яхве против Баала – хроника переворота (памяти А. Склярова).Часть 9

Яхве против Баала – хроника переворота.(памяти А. Склярова).Часть 1
Яхве против Баала – хроника переворота (памяти А. Склярова).Часть 2
Яхве против Баала – хроника переворота (памяти А. Склярова).Часть 3
Яхве против Баала – хроника переворота (памяти А. Склярова).Часть 4
Яхве против Баала – хроника переворота (памяти А. Склярова).Часть 5
Яхве против Баала – хроника переворота.(памяти А. Склярова).Часть 6
Яхве против Баала – хроника переворота.(памяти А. Склярова).Часть 7
Яхве против Баала – хроника переворота.(памяти А. Склярова).Часть 8


Рис. 87. Тамплиеры охотились за священными реликвиями

Именно эту версию устремлений тамплиеров отстаивает известный писатель Грэм Хэнкок.

«Поскольку эта легенда воспроизводилась в ряде талмудических и мидрашских свитков и в популярном откровении, известном под названием «Видение Баруха», которые еще были широко распространены в Иерусалиме в XII веке, мне пришло в голову, что тамплиеры досконально знали эту интригующую легенду. Больше того, дальнейшее исследование помогло мне установить, что они вполне могли знать ее до 1119 года, когда официально появились в Иерусалиме. Основатель ордена Гуго де Пейен совершил еще в 1104 году паломничество в Святую землю вместе с графом де Шампань. Оба вернулись во Францию и, как было известно, находились там вместе с 1113 года. Три года спустя Гуго снова отправился в Святую землю, на этот раз один, и снова вернулся на родину – теперь уже для того, чтобы собрать еще восемь рыцарей, которые и сопровождали его в путешествии 1119 года и образовали ядро ордена тамплиеров.

Чем больше я размышлял над очередностью событий, тем вероятнее представлялось мне, что Гуго и граф де Шампань могли во время своего паломничества в 1104 году услышать о том, что Ковчег Завета мог быть спрятан где-то внутри Храмовой горы. Если это так, рассуждал я, тогда не могло ли случиться, что они составили план поиска священной реликвии? И не объясняет ли это ту решительность, с которой девять рыцарей взяли под свой контроль Храмовую гору в 1119 году, как и многие другие странности их поведения в первые годы существования ордена?» (Г.Хэнкок, «Ковчег Завета»).

Заметим, что Хэнкок говорит о целом «ряде талмудических и мидрашских свитков», которые прямо указывают на наличие тайных помещений внутри Храмовой горы!..

Учитывая подобную последовательность событий, можно пойти немного дальше и предположить, что археологические поиски были вовсе не какой-то самодеятельностью отважных рыцарей, как это представлено у Хэнкока. По всей логике, в промежутках между своими визитами в Святую Землю Гуго де Пейен должен был заручиться поддержкой своих планов со стороны авторитетных деятелей католической церкви. И это тогда бы вполне объясняло особенности отношения к новоиспеченному Ордену со стороны иерусалимского монарха Балдуина I.

Более того. Логично предположить, что Гуго де Пейен обладал информацией о результатах исследования «монахами-католиками» пещеры Махпела (он мог даже быть одним из этих «монахов-католиков»!), и эти результаты были столь значимыми, что произвели сильное впечатление на Балдуина I.

И еще более того. Собирая сведения о различных святынях, Гуго де Пейен вряд ли прошел мимо книги «Пещера сокровищ», в которой, как мы видели ранее, содержатся прямые указания на нечто «божественное» в недрах именно Храмовой горы. Так что тамплиеры могли искать здесь отнюдь не только Ковчег Завета, как предполагает Хэнкок…


Рис. 88. Основатель и верховный магистр Ордена тамплиеров Гуго де Пейен

Есть версия, что церковным авторитетом, поддержавшим Гуго де Пейена, был один из религиозных вдохновителей крестовых походов Святой Бернар Клервоский, которого иногда причисляют чуть ли не к создателям Ордена тамплиеров. Хотя открыто в поддержку тамплиеров Бернар Клервоский выступил лишь в 1128 году, такую версию исключить нельзя. Судя по косвенным данным, он был в курсе деятельности этих «средневековых археологов» с самого начала. И нельзя исключить даже того, что идея подобных тайных археологических изысканий исходила от самого Бернара Клервоского.

В пользу этого говорит тот факт, что, когда в конце 1126 года Гуго де Пейен неожиданно покинул Иерусалим и вернулся в Европу, его сопровождал никто иной, как Андре де Монбара – дядя Бернара Клервоского. Рыцари прибыли во Францию в 1127 году, а уже в январе 1128 года приняли участие в самом значительном в ранней истории тамплиеров событии – синоде в Труа, созванном с целью заручиться официальной поддержкой Ордена тамплиеров церковью. На этом синоде именно Бернар Клервоский составил устав тамплиеров и добился со стороны церкви поддержки расширения деятельности Ордена. Впоследствии, в ряде проповедей и обращений к деятелям церкви он всячески рекламировал молодой Орден, используя собственный престиж и влияние для обеспечения его успешной деятельности.

Исходя из этих фактов, можно предположить, что Гуго де Пейен прибыл во Францию с отчетом о семилетней работе Ордена. И также можно предположить, что в ходе археологических работ тамплиеры нашли что-то настолько важное, что получили столь мощную официальную поддержку для дальнейшей своей деятельности.


Рис. 89. Бернар Клервоский

Но что же удалось найти тамплиерам?..

Это явно не был Ковчег Завета. Во-первых, это вряд ли бы удалось удержать в полной тайне. Информация о подобной находке неизбежно должна была просочиться наружу. Но об этом нигде нет ни слова. Во-вторых, если бы тамплиеры нашли Ковчег, то вернулись бы в Европу с гораздо большим триумфом. И в-третьих, если бы они нашли Ковчег Завета, то им незачем было бы возвращаться назад в Святую Землю и расширять свою деятельность – самая главная задача ведь уже была бы решена.

Но что они тогда нашли?..

Нередко приходится сталкиваться с мнением, что где-то в недрах Храмовой горы они нашли некие «рукописи, содержащие суть тайных догматов иудаизма и Древнего Египта, некоторые из которых могли быть доставлены туда во времена Моисея», а возможно, даже и чертежи Храма Соломона. И в этой идее есть рациональное зерно. Какие-то документы они вполне могли найти. Но думаю, что этим далеко не все исчерпывается.

Лишенные догматов современных историков тамплиеры не могли не заметить высочайшего уровня технологий стен вокруг Храмовой горы, о котором упоминалось ранее. И не исключен вариант, что они столкнулись с этим не только на внешних стенах, но и обнаружили какие-то столь же высокотехнологичные конструкции непосредственно внутри горы. Конструкции, которые, как они сами понимали, не могли быть соотнесены с известной человеческой деятельностью, а имели признаки «божественных знаний».

Доказательств, что тамплиеры нашли какие-то выдающиеся постройки внутри Храмовой горы, у меня нет. Да и вряд ли будут до того времени, как мусульмане снимут запрет на нормальные археологические работы в недрах горы. Но косвенные свидетельства того, что находки тамплиеров вовсе не ограничились какими-либо древними документами религиозного характера, имеются.

Именно в тридцатые годы XII века (то есть вскорости после отчета тамплиеров о своей семилетней деятельности) неожиданно – абсолютно без всякого перехода от предыдущих стилей – появляется готическая архитектура, кардинально отличавшаяся от всего, что было принято в Европе до тех пор, с гораздо более развитыми и сложными архитектурными решениями. И именно Бернар Клервоский был инициатором распространения готического стиля. А в 1139 году папа Иннокентий II (кандидатуру которого, кстати, также энергично поддержал Бернар) даровал Ордену тамплиеров уникальную привилегию – право строить собственные церкви, и именно тамплиеры были основными создателями сооружений как раз в готическом стиле.

Заметим попутно, что масоны, которые считали (да и продолжают считать) себя преемниками тамплиеров, именуются «вольными каменщиками», то есть строителями…


Рис. 90. Готический собор во Франции

«Результаты превзошли все ожидания. В орден вступали новые рекруты со всей Франции, а затем и из других стран Европы. Состоятельные патроны дарили ордену земли и деньги, и стремительно росло его политическое влияние. К концу XII века орден стал феноменально богатым, руководил совершенной международной банковской сетью и имел свои владения во всем известном тогда мире» (Г.Хэнкок, «Кочег Завета»).

Увы. Тайны тамплиеров ушли вместе с ними. В том числе и тайна результатов их археологических изысканий на Храмовой горе…

Скрытый смысл встречи Авраама с Мельхиседеком

Но вернемся к встрече Мельхиседека с Авраамом.

Если Мельхиседек был так привязан к Храмовой горе, то как он мог «выйти навстречу» Моисею?..

Текст «Пещеры сокровищ», содержит небольшую, но важную деталь – Авраам сам специально (по указанию посланника Яхве!) поднимается на гору Мориа к Мельхиседеку, и уже на горе тот выходит навстречу Аврааму.

«И когда он [Авраам] возвратился от сражения царей, посланник Божий призвал его, и он перешел гору Йабос, и Малкицедек, царь Шалема, священник Бога Всевышнего, вышел, чтобы встретить его. И когда Абрахам увидел Малкицедека, он поспешил и пал на лицо свое, и оказал почтение ему, и он поднялся с земли и обнял его, и поцеловал его, и был благословлен им; и Малкицедек благословил Абрахама. И Абрахам дал Малкицедеку десятины со всего, что он имел с собой, и Малкицедек приобщил его к святым тайнам, хлебу предложения и вину искупления» («Пещера сокровищ»).

И еще одна не менее важная деталь. После того, как Мельхиседек благословил Авраама и «приобщил его к святым тайнам», Бог выходит на связь с Авраамом и говорит ему:

«Награда твоя весьма велика. С тех пор, как Малкицедек благословил тебя и разделил тебе хлеб и вино, также и Я подлинно благословлю тебя, и Я подлинно умножу семя твое…» («Пещера сокровищ»).

Итак, один помощник Яхве (Мельхиседек) встречает другого помощника Яхве (Авраама), посвящает его в некие «святые тайны», а затем «благословляет» на что-то. После чего – явно по результатам встречи этой встречи двух помощников между собой – Яхве в очередной раз подтверждает обещания Аврааму, и обещание это выглядит куда более серьезным, чем ранее…

Версия, изложенная в Ветхом Завете, представляет все происходящее результатом военной победы Авраама и наградой за нее, а текст «Пещеры сокровищ» наводит на совершенно другую трактовку событий.


Рис. 91. Разговор Бога с Авраамом глазами художника

Во-первых, Авраам теряет свою исключительность. Если есть два помощника, то логично предположить, что их могло быть (и скорее всего было) больше. Да и с точки зрения гарантии успеха, для Яхве было бы неразумно «класть все яйца в одну корзину» – помощников у него должно быть заведомо больше, чем один или два. И каждому из этих помощников Яхве мог давать какие-то обещания и, скорее всего, давал (ведь пообещать – еще не значит сделать). Просто мы далеко не обо всех таких помощниках знаем…

Во-вторых, есть «старший» (более высокий по положению Мельхиседек) и «младший» по рангу (Авраам) – «младший» приносит десятину «старшему», то есть у помощников есть некая иерархия и есть некие обязанности в соответствии с местом в этой иерархии (в данном случае – передача десятины). Все это наводит на идею, что могло быть даже нечто типа организации таких помощников (пусть и неформальной организации). И эта организация периодически должна была пополняться новыми членами. Именно прием в такую организацию Авраама и напоминает вся сцена его встречи с Мельхиседеком!..

Авраам своими действиями доказал, что он достоин несколько большего, чем быть просто «человеком на другом конце провода», и ему можно поручать важные дела. Вдобавок, в отличие от Мельхседека, который «привязан» к конкретном объекту (горе Мориа), Авраам не имеет подобного ограничения для перемещения и мобилен, поэтому его можно использовать для решения каких-то иных задач. Мельхиседек, встретившись с Авраамом и переговорив с ним (в том числе выслушав «отчет об уже сделанном»), понимает это и «дает добро» на прием Авраама в «организацию» («благословляет»). Он же и осуществляет формальный обряд приема Авраама – приобщает к «хлебу предложения и вину искупления».

Поскольку же Мельхиседек явно пользуется большим доверием у Яхве («праведный священник»), то и Яхве несколько меняет отношение к Аврааму, «подлинно благословляя» его и давая в очередной раз обещание «счастья для потомков».

По сути, только теперь Авраам становится действительно «доверенным лицом» Яхве, и его можно более детально посвятить в планы «организации». Что и делает Мельхиседек, который приобщает Авраама к неким «святым тайнам».

Однако одной лишь торжественной процедурой приема и передачей дополнительной информацией дело не ограничивается – Мельхиседек отдает Аврааму некие «кожаные одежды, сделанные Богом для Адама», то есть явно не простую одежонку.

«В иудейском мидраше о спасении Лота Авраамом говорится, что Мелхиседек, известный также как Адониседек, был Симом, предком [наверное, точнее все-таки – предшественником] Авраама, которого он учил обязанностям священника. Он же отдал Аврааму кожаные одежды, сделанные Богом для Адама и Евы и украденные Хамом, но потом возвращенные Симу» (Е.Григорьева, «Царь правды Мельхиседек»).

И вот тут мы сталкиваемся с забавным и весьма загадочным предметом – «кожаными одеждами Адама», о которых сохранились лишь весьма обрывочные и запутанные сведения (в которых, как мы увидим далее, запуталась и Григорьева). Что же известно об этих одеждах?..

Когда Адама и Еву изгнали из Рая, им предстояло жить в новых, весьма тяжелых условиях. И Бог, сжалившись над ними, якобы сам (!) изготовил для них специальные одежды. Некоторые иудейские источники утверждают, что одежды эти были изготовлены из шкуры, которую сбросил змей Ливьятан (он же Левиафан – в христианской традиции). Однако есть и другая (явно исходная) версия, которая предлагает еще более экзотический вариант.

«Ливьятан – великое, значимое существо («большие танины»), и оно было сотворено не в единственном числе. Талмуд сообщает, что Всевышний сотворил двоих Ливьятанов – мужского и женского пола. Ливьятан женского пола был немедленно спрятан (дословно по оригиналу – «убит», и туша его засолена для «будущего Пира»). Оставшийся Ливьятан был кастрирован и поставлен на службу «исполнителем в руках Всевышнего»…» (Бава Батра).

Упомянутый «Пир», для которого засолено мясо убитой самки, должен состояться после прихода Мессии, и устроен он будет для праведников. Активно праведные будут пировать в шалаше (или летнем домике), сделанном из кожи Ливьятана. Те, кто старался меньше, будут сидеть в поле, но – под навесом из кожи Ливьятана. Те, кто в своих стараниях окажется еще на более низком уровне, получат лишь ожерелье из кожи Ливьятана. И, наконец, самые «слабые» в деяниях, но все же стремившиеся быть вместе с Богом, – получат только амулет на шею.

Так вот из этой же кожи – только кожи убитой самки – будто бы и были сделаны одежды для Адама и Евы…


Рис. 92. Левиафан

Ливьятан – змееподобное чудовище, созданное на пятый день Творения, обитающее в морских глубинах и обладающее огромной силой. Однако Ливьятан славился не только своей силой, но и мудростью. Он знал семьдесят языков и еще много всего такого, чего кроме него не знал никто. Поэтому, в частности, утверждается, что Ливьятан – «корень душ тех, кто изучает сокрытую Тору». А все, кто имеют отношение к тайнам Торы («каббалисты», «хасиды» и т.п.), – это «аспект ливьятана».

Таким образом, мы имеем в чистом виде образ Змия (злого, сильного, но очень мудрого), под которым в целом ряде разных мифологий скрываются… боги, проигравшие Войну Богов!

Например, в угаритском мифологическом цикле Латану (Левиафан) – многоголовое морское чудовище, спутник бога моря Яма. Бога Яму вместе с Латану в ходе борьбы за власть повергает Баал.

Так, в одном из ханаано-угаритских мифов рассказывается о том, как Ям решил возвести себе дворец, подчеркивая таким способом свое желание установить первенство среди богов. Все маленькие боги, называемые «сынами Эля», решили уже было уступить Яму, как вдруг восстает Баал, упрекает их в трусости и вызывает Яма на битву. Арбитром боя выступает великий бог Эль, который предупреждает Яма, что он имеет своим противником бога более сильного и имеющего покровительство двух богинь, Анат и Астарты. Бог ремесел Кусор изготавливает для Баалу два «молота», с помощью которых Баал побеждает, и за ним признается первенство среди богов. Отвергнув претензии бога моря, господина смерти и беспорядка Яма, Баал выступает как герой-благотворитель и спасает вселенную от возврата к хаосу…

Боги-победители старались тщательнейшим образом стереть информацию о богах, проигравших эту войну. Отсюда и появился образ страшного чудовища, олицетворявшего «зло» (проигравшие же не могли быть «добром», которым могли быть только победители). Приложили свою руку к затиранию этой информации и люди, поклонявшиеся богам-победителям. Особо старались приверженцы монотеистических религий (в которых вообще других богов быть не должно) – отсюда и столь запутанный сюжет вокруг «кожи Ливьятана».

Если же убрать все лишние «танцы с бубнами» (накрученные как раз в процессе сокрытия информации), то в сухом остатке останется, что в сюжете об «одеждах Адама» речь идет о неких одеждах… богов, проигравших пресловутую войну!..

Яхве не изготавливал сам эти одежды. Они достались богам-победителям в качестве трофеев. Но поскольку их изготовили боги, а в монотеизме бог один – Яхве, вот в текстах и получилось, что как будто именно Яхве сделал их…


Рис. 93. Зевс (он же Баал) побеждает Тифона (Латану)

Как гласят предания, эти одежды обладали весьма нетривиальными особенностями.

Согласно наиболее широко распространенной версии, на одеждах Адама были изображены все известные животные, и любой зверь, увидев их, становился ручным и послушным. Адам берег подарок Бога, а когда состарился, передал его своему сыну Сифу. Передаваясь из поколения в поколение, эти одежды дошли до Ноя, который спрятал их в своем Ковчеге от Потопа.

У Ноя было три сына – Сим, Иафет и Хам. По правилам наследования, одежды Адама должен был получить старший сын – Сим. Но, как утверждает эта версия, когда Ной напился пьяным и уснул, завистливый и злой Хам украл прекрасные одежды и спрятал их у себя. Много лет он прятал чудесный дар и в конце концов отдал их самому дерзкому из своих внуков – Нимроду, который впервые надел священные реликвии в двадцать лет и почувствовал себя при этом необычайно сильным.

Хитрый Нимрод придумал, что делать с чудесными одеждами. Он приглашал величайших героев, силачей и охотников, и предлагал им состязание в силе и ловкости – кто сумеет подчинить себе страшных диких хищников: волков, медведей, львов… Многие пытались, но побеждал всегда Нимрод. Ведь на нем были чудесные одежды Адама, заставлявшие любого зверя бояться и слушаться носившего их. Так и стал Нимрод известен среди людей, как величайший герой, силач и охотник. Из-за своей власти над животными, он часто изображается вместе с ними.

Когда же между потомками Хама и потомками Иафета началась война, Нимрод нанес врагам полное поражение. За это потомки Хама провозгласили его царем.

И это – тот самый Нимрод, который слывет создателем знаменитой Вавилонской башни…

Позднее Исав, сын Иаасака, повстречал на охоте Нимрода, убил его и забрал у него священные одежды. После чего отдал их на хранение своей матери Ребекке. Ребекка в свою очередь вручила их Иакову, когда послала его, переодетого Исавом, получить благословение от Исаака.

В конце концов Иаков вырыл яму и спрятал там одежды…


Рис. 94. Нимрод

Между тем в книге «Пещера сокровищ» мы явно видим совсем другую версию, в соответствии с которой эти одежды оказываются у Мельхиседека – правнука Сима, который и передает их Аврааму (в то время как они должны быть у Нимрода).

Можно ли согласовать две эти версии?..

Оказывается, есть такой вариант. Его можно найти у раввина Реувена Пятигорского, который напоминает, что имелось два (!) комплекта одежды – для Адама и для Евы.

Тогда, скажем, Хам украл один комплект, а Сим забрал другой комплект, когда тайно вместе с Мельхиседеком, вывез тело Адама с Ковчега. Первый комплект попал к Нимроду (и в конце концов был зарыт Иаковым в какой-то яме), а второй Мельхиседек отдал Аврааму.

Но как этот комплект попал к Мельхиседеку, зачем позднее Мельхиседек отдал эти «одежды Адама» Аврааму, и почему это обходят молчанием другие источники?..

Любопытна в связи с этим еще одна версия, связанная с материалом, из которого сделана эта одежда. Так Рабейну Бахья приводит предание, согласно которому исходный термин «ор», обычно переводимый как «шкура», «кожа», следует толковать как «свет». Поэтому, по его мнению, это были одежды, исполненные особого духовного света. Тогда в частности можно получить трактовку, согласно которой «одежды Адама» порождали некое излучение, которое в том числе производило парализующее или завораживающее действие на животных.

Но можно трактовать это прямо противоположным образом – «одежды Адама» не излучали свет, а наоборот, служили защитой от излучения!..

Кстати, защитные костюмы обычно стараются сделать универсальными, то есть не только непроницаемыми для излучения, но и прочными. Следовательно, подобный защитный костюм мог защищать Нимрода от острых когтей и зубов хищников, что предоставляло ему возможность не бояться этого опасного оружия зверей и подчинять их…

Но вернемся к Мельхиседеку.

Вспомним, что ему предстояло попасть с «телом Адама» в некое сооружение, возведенное в очень древние времена, где предположительно находилось некое мощное оборудование богов, оставшееся после Войны Богов. Оборудование, которое еще функционировало и которое (как показывают дальнейшие события с Ковчегом Завета) могло при этом испускать некое излучение, опасное (и даже смертельное!) для человека. Это значит, что Мельхиседеку была необходима какая-то защита, которую как раз могли обеспечить «одежды Адама» – защитный костюм древних богов, проигравших войну!.. И Сим специально мог забрать с собой из Ковчега эти одежды для Мельхиседека, поскольку должен был иметь соответствующие инструкции, переданные ему перед смертью Ноем, и соответственно – через Адама и его потомков от самого Бога.

Это объясняет то, почему эти одежды оказались у Мельхиседека.


Рис. 95. При виде защитных костюмов можно и замереть от удивления

Обитая в Хевроне, Авраам не мог не увидеть тех стен, что стояли над пещерой Махпела (хоть еще и мог и не знать о самой пещере). Не мог он не заметить и тех стен, что окружают гору Мориа, когда поднимался на нее к Мельхиседеку. И вряд ли не заметил между ними сходства. Особенно если учесть, что в период проживания в Харране Авраам, скорее всего, имел некоторый опыт «сталкерства» (см. ранее), а потому и должен был ориентироваться во вторичных признаках, которые могли подсказать, где лучше искать «божественный хабар».

(Эти признаки вычисляются на самом деле довольно просто. И мы давно ими пользуемся в своих экспедициях, когда только по внешнему виду и некоторым параметрам кладки определяем, где именно больше шансов обнаружить, например, следы высокотехнологичных инструментов, а где и нет смысла тратить время на их поиски.)

Когда же Авраам рассказал (наверняка, рассказал!) Мельхиседеку о наличии в Хевроне стен, аналогичных тем, что окружали гору Мориа, Мельхиседек тут же мог сообразить, что Авраам обнаружил место, где также может находиться какое-то оборудование древних богов. Оборудование, от которого может исходить опасное излучение. И Аврааму будет необходима защита от этого излучения. Вот почему Мельхиседек отдал ему «одежды Адама», то есть тот самый защитный костюм!.. А заодно и поведал Аврааму «священные тайны», то есть снабдил соответствующими инструкциями!.. И напоследок «благословил» его на предстоящий опасный визит в пещеру Махпела (см. далее)!..

Яхве же, которому, наверняка, кто-то из участников встречи (или оба сразу) рассказал о ее содержании, счел необходимым приободрить Авраама и заверить его, что тот останется жив после этого опасного мероприятия и будет вознагражден за риск.

После сих происшествий было слово Господа к Авраму в видении [ночью], и сказано: не бойся, Аврам; Я твой щит; награда твоя [будет] весьма велика» (Бытие, глава 15).

А для того, чтобы вселить уверенность в Авраама, которому предстояло выполнить опасное поручение, и чтобы тот не дрогнул, Яхве (в доказательство исполнения своих обещаний) заключил с Авраамом «договор о сотрудничестве», скрепив его традиционным для того временем ритуалом – прохождением через рассеченных животных.

«Когда зашло солнце и наступила тьма, вот, дым как бы из печи и пламя огня прошли между рассеченными животными. В этот день заключил Господь завет с Аврамом, сказав: потомству твоему даю Я землю сию, от реки Египетской до великой реки, реки Евфрата: Кенеев, Кенезеев, Кедмонеев, Хеттеев, Ферезеев, Рефаимов, Аморреев, Хананеев, [Евеев], Гергесеев и Иевусеев» (Бытие, глава 15).

Создание богоизбранного народа

Но по каким-то причинам дело пошло в затяг – посещение Авраамом пещеры Махпела все откладывалось. То ли Аврааму никак не удавалось найти подходящий момент для осмотра пещеры, ведь это надо было делать в защитной одежде и при этом каким-то образом не привлечь к себе ненужного внимания, а земля, на которой располагалась пещера Махпела (как следует из дальнейшего текста) еще не принадлежала Аврааму. То ли Яхве считал что еще не пришло время, но, если ориентироваться на текст первоисточников, Яхве (по каким-то своим соображениям) абсолютно не форсировал события.

Между тем время шло, и Авраам постепенно старел. Жизнь же человеческая существенно короче жизни богов, и Яхве нужно было предпринять какие-то шаги для того, чтобы дело не остановилось со смертью Авраама. И эти шаги уже не ограничивались лишь обеспечением какого-то преемника Авраама (хотя и он нужен был).

Похоже, Яхве понимал, что в будущем ему понадобится не разрозненная группа помощников, а большая сплоченная армия, и, пока суть да дело, он решил заложить на будущее ее основы – создать предварительную базу будущей армии. Эта армия в дальнейшем должна была к тому же быть готовой исполнять именно его указания, поэтому общую идею (получение в вечное владение «Земли Обетованной»), которая должна была служить общей «сладкой морковкой» и сплачивать будущую армию, Яхве увязал с условием безусловного подчинения и поклонения только ему.

Но одной общей идеи мало – такая основа была весьма ненадежной (что подтвердили и будущие события), поэтому Яхве к ней добавил своеобразный «стержень» – родственные отношения, которые связывали бы ядро будущей армии. Он решил создать отдельный народ, готовый в нужный момент сформировать боеспособную сплоченную армию. И для этого не взять уже готовое какое-то племя, а именно создать – создать почти с нуля!..

Видимо, время ему позволяло.

Ну что ж, когда имеешь дело с планами богов, нужно и мыслить соответственно их масштабам…
продолжение следует...

Tags: древние цивилизации, тайны истории
Subscribe

Posts from This Journal “древние цивилизации” Tag

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments