СофиЯ (sofyapremudraya) wrote,
СофиЯ
sofyapremudraya

Categories:

Яхве против Баала – хроника переворота (памяти А. Склярова).Часть 16

начало-Яхве против Баала – хроника переворота (памяти А. Склярова).Часть 15


Рис. 157. Моисей и дочери Итро у колодца

Во всех этих вариантах присутствуют два важных момента. Во-первых, посох имеет «божественное» происхождение и ведет свою историю «со времен Адама», то есть это предмет древних богов. А во-вторых, Итро был египетским жрецом!..

Однако версия, изложенная в приведенных цитатах, имеет и несколько весьма сомнительных моментов.

Во-первых, момент, когда «посох» попадает от Иосифа к фараону. Если учесть весьма бережное отношение евреев к своим святыням, то вряд ли просто так они передали бы подобную вещь в руки египетского фараона. Во-вторых, переход «посоха» от фараона к Итро – отдача его фараоном какому-то священнику «из чужаков» просто так тоже вызывает очень большие сомнения. И в-третьих, никто из перечисляемых предыдущих владельцев «посоха» не задействует его «божественные» возможности – даже Авраам, который уж точно не преминул бы это сделать. И история с Иаковым тут не в счет – она явно «притянута за уши». Иаков ни разу не выходит на прямую связь с Яхве и вообще не совершает ничего выдающегося (эпизод «борьбы с Ангелом», когда Иаков находился в состоянии полудремы, тоже нельзя рассматривать всерьез), а для перехода одному человеку через Иордан (где-нибудь вброд) не требуется раздвигать воды реки – это же не целая армия Иисуса Навина. Все это указывает на то, что, скорее всего, до Моисея никто из праотцев евреев «посохом» реально не владел, и у этого предмета совсем другая предыстория.

Если же учесть сходство «посоха» Моисея со «скипетрами» египетских богов, то можно сформулировать и совсем иную версию, которая выглядит значительно более реалистичной.

То, что Итро отдал Моисею, было реальным «скипетром» кого-то из египетских богов. Этот «скипетр» долгое время хранился в каком-то из храмов, а во времена реформы Эхнатона попал к этому фараону, который (согласно озвученной ранее версии) по поручению Яхве-Атона стремился собрать все доступные «божественные» предметы. Эхнатон же активно привлекал к государственной и иной службе «немху» – в том числе и выходцев из не египтян. К тому же вряд ли кто-то из жрецов традиционных древних египетских богов согласился бы с готовностью служить новому заштатному богу. Так что у Итро – мадианитянского князя (!) и «немху» для египтян – имелись все шансы стать священником Атона и получить доступ к хранилищу соответствующего храма, а соответственно и к «посоху»-«скипетру».

Когда же реформы Энатона были свернуты, Итро предпочел удалиться в пустыню к своему племени, прихватив попутно и «посох». Яхве же, судя по всему, был в курсе этого. А возможно, и сам санкционировал вынос «посоха» из храма – дабы сохранить контроль над важным предметом.

Однако к моменту, когда Яхве понадобился лидер для евреев, Итро уже состарился и для дела не годился. Наследников мужского пола у него не было – только дочери, так что Итро предпочел отдать «посох» на сохранение своему зятю Моисею. Вот таким образом Моисей и оказался владельцем «посоха» в ключевой момент истории, что кардинально изменило и его личную судьбу…

Первый контакт Яхве с Моисеем

Итак, до поры до времени Моисей вел жизнь обычного пастуха. Итро, правда, уже вручил ему странный «посох», который явно отличался от обычного пастушечьего посоха. Возможно, на нем даже были какие-то непонятные Моисею письмена, но все-таки подарок тестя был пока лишь красивым, но малопрактичным «сувениром».

И вот когда Моисей пас стадо тестя у горы Хорив (она же гора Синай), Яхве вышел с ним на связь, для чего устроил небольшое огненное шоу, которое не могло не привлечь внимания Моисея.

«Моисей пас овец у Иофора, тестя своего, священника Мадиамского. Однажды провел он стадо далеко в пустыню и пришел к горе Божией, Хориву. И явился ему Ангел Господень в пламени огня из среды тернового куста. И увидел он, что терновый куст горит огнем, но куст не сгорает. Моисей сказал: пойду и посмотрю на сие великое явление, отчего куст не сгорает…» (Исход, глава 3).


Рис. 158. Огненное шоу для Моисея

Огорошив Моисея тем, что с ним говорит не просто кто-то, а реальный Бог, Яхве с ходу делает ему предложение (которое в Ветхом Завете сформулировано в виде не предложения, а указания) – стать во главе евреев, вывести их из Египта и повести на завоевание плодородной и изобильной «Земли Обетованной».

Предложение весьма заманчивое, ведь у Моисея выбор совсем не велик – либо так и оставаться просто пастухом стада тестя в голодной пустынной местности, либо встать во главе целого народа, заручившись при этом покровительством всемогущего существа, и ни в чем более не нуждаться. Придется, правда, немного рискнуть на начальном этапе, но без риска нечего и думать о каких-либо существенных переменах в своей судьбе. К тому же жизнь в то время итак была весьма непростой, и любой человек постоянно подвергался какому-нибудь риску. Поэтому если Моисей и не сразу соглашается, то явно не потому, что боится рискнуть, а лишь потому, что сомневается в успехе столь нетривиального мероприятия. И прежде всего в том, что ему удастся стать лидером евреев, для которых он никто.

«И сказал Моисей Богу: вот, я приду к сынам Израилевым и скажу им: Бог отцов ваших послал меня к вам. А они скажут мне: как Ему имя? Что сказать мне им?

Бог сказал Моисею: Я есмь Сущий. И сказал: так скажи сынам Израилевым: Сущий [Иегова] послал меня к вам.

И сказал еще Бог Моисею: так скажи сынам Израилевым: Господь, Бог отцов ваших, Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова послал меня к вам. Вот имя Мое на веки, и памятование о Мне из рода в род. Пойди, собери старейшин [сынов] Израилевых и скажи им: Господь, Бог отцов ваших, явился мне, Бог Авраама, [Бог] Исаака и [Бог] Иакова, и сказал: Я посетил вас и увидел, что делается с вами в Египте. И сказал: Я выведу вас от угнетения Египетского в землю Хананеев, Хеттеев, Аморреев, Ферезеев, [Гергесеев,] Евеев и Иевусеев, в землю, где течет молоко и мед. И они послушают голоса твоего…» (Исход, глава 3).

Часто эту часть текста трактуют так, что Бог, дескать, оказал величайшее доверие и милость Моисею, назвав ему свое «имя». Однако это «имя» – Яхве (он же Иегова) – дается здесь практически в прямом переводе «Я есмь Сущий», то есть фактически Бог говорит лишь то, что он существует на самом деле (а не является порождением в голове Моисея), не называя никакого реального имени.

Смысл этой части текста в итоге сводится к тому, что Моисею даются полномочия разговаривать с евреями и их старейшинами непосредственно от лица Бога, которому они поклоняются. Не более, но и не менее того…


Рис. 159. Бог дает поручение Моисею

Однако любые слова – это всего лишь слова. А к словам (тем более к словам претендента на звание лидера и вождя) требуется некое более весомое дополнительное подкрепление. Это понимает и Моисей, и Яхве, который раскрывает Моисею возможности «посоха», доставшегося тому от Итро.

«И отвечал Моисей и сказал: а если они не поверят мне и не послушают голоса моего и скажут: не явился тебе Господь? [что сказать им?]

И сказал ему Господь: что это в руке у тебя? Он отвечал: жезл. Господь сказал: брось его на землю. Он бросил его на землю, и жезл превратился в змея, и Моисей побежал от него. И сказал Господь Моисею: простри руку твою и возьми его за хвост. Он простер руку свою, и взял его [за хвост]; и он стал жезлом в руке его. Это для того, чтобы поверили [тебе], что явился тебе Господь, Бог отцов их, Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова.

Еще сказал ему Господь: положи руку твою к себе в пазуху. И он положил руку свою к себе в пазуху, вынул ее [из пазухи своей], и вот, рука его побелела от проказы, как снег. [Еще] сказал [ему Господь]: положи опять руку твою к себе в пазуху. И он положил руку свою к себе в пазуху; и вынул ее из пазухи своей, и вот, она опять стала такою же, как тело его.

Если они не поверят тебе и не послушают голоса первого знамения, то поверят голосу знамения другого; если же не поверят и двум сим знамениям и не послушают голоса твоего, то возьми воды из реки и вылей на сушу; и вода, взятая из реки, сделается кровью на суше» (Исход, глава 4).

Что реально скрывается за «фокусом со змеей», сложно определить. Но он определенно наводит на сравнение со «скипетром» бога Тота, который изображен на одной из фресок в храме Сети I. «Скипетр» Тота изображен в виде двух длинных стеблей лотоса, на которых вверху расположились две кобры в коронах Верхнего и Нижнего Египта. Подобная параллель в очередной раз косвенно подкрепляет версию, что Итро вынес из храма именно «скипетр» кого-то из египетских богов.


Рис. 160. «Скипетр» египетского бога Тота

Если же мы вспомним, что «посох» Моисея был способен оказывать какое-то мощное психологическое воздействие на людей, то «фокус со змеей» может быть как раз демонстрацией именно этой способности «посоха» – непосвященным зрителям он действительно мог показаться живой змеей. А при включенном таком «посохе» нетрудно соорудить и «фокус с прокаженной рукой», который также может быть всего лишь сильным внушением (с помощью «посоха»). Ну, а в дополнение Яхве предлагает Моисею использовать и трюк с подкрашиванием воды, для чего достаточно щепотки красителя и небольшой ловкости рук. Этих трех фокусов (в совокупности с другими возможностями «посоха») вполне должно было хватить для того, чтобы убедить евреев в полномочиях Моисея как посланца Яхве.

В довершение всего Бог обещает Моисею личное участие в подкреплении его авторитета в глазах евреев – Яхве обещает в дальнейшем сотворить некое «знамение» на горе Хорив (то есть Синай) перед выведенными из Египта евреями в подтверждение того, что Бог выбрал именно Моисея в качестве их лидера и вождя.

Оставалась лишь одна проблема – Моисей был весьма косноязычен, а будущему лидеру и вождю требовалось быть не просто «говорливым», а обладать даром красноречия. Так что Яхве пришлось привлекать и второго помощника – Аарона.

«И сказал Моисей Господу: о, Господи! человек я не речистый, и таков был и вчера и третьего дня, и когда Ты начал говорить с рабом Твоим: я тяжело говорю и косноязычен.

Господь сказал [Моисею]: …разве нет у тебя Аарона брата, Левитянина? Я знаю, что он может говорить [вместо тебя], и вот, он выйдет навстречу тебе, и, увидев тебя, возрадуется в сердце своем; ты будешь ему говорить и влагать слова [Мои] в уста его, а Я буду при устах твоих и при устах его и буду учить вас, что вам делать; и будет говорить он вместо тебя к народу; итак он будет твоими устами, а ты будешь ему вместо Бога; и жезл сей [который был обращен в змея] возьми в руку твою: им ты будешь творить знамения» (Исход, глава 4).


Рис. 161. Аарон и Моисей

Помимо этого Яхве сразу ставит перед Моисеем и целый ряд конкретных ближайших задач.

«…и пойдешь ты и старейшины Израилевы к [фараону] царю Египетскому, и скажете ему: Господь, Бог Евреев, призвал нас; итак отпусти нас в пустыню, на три дня пути, чтобы принести жертву Господу, Богу нашему.

Но Я знаю, что [фараон] царь Египетский не позволит вам идти, если не принудить его рукою крепкою; и простру руку Мою и поражу Египет всеми чудесами Моими, которые сделаю среди его; и после того он отпустит вас.

И дам народу сему милость в глазах Египтян; и когда пойдете, то пойдете не с пустыми руками: каждая женщина выпросит у соседки своей и у живущей в доме ее вещей серебряных и вещей золотых, и одежд, и вы нарядите ими и сыновей ваших и дочерей ваших, и оберете Египтян» (Исход, глава 3).

Удивительно, как легко Ветхий Завет описывает крупномасштабную обманную аферу, которую поручается провернуть евреям во главе с Моисеем!..

Во-первых, Моисей не должен раскрывать фараону планов по уводу евреев из Египта. Вместо этого Яхве предлагает откровенно обмануть фараона и получить его согласие лишь на их временную (!) отлучку якобы для того, чтобы где-то в пустыне в отдалении от городов (в трех днях пути) они могли совершить некий религиозный ритуал – «принести жертву». «Три дня пути» возникает здесь не просто так – это хорошая фора по времени для груженных скарбом евреев перед египетской погоней, которая неизбежно возникнет, когда вскроется обман.

Во-вторых, евреи должны обокрасть египтян, для чего евреи должны выпросить у соседей-египтян как можно больше изделий из серебра и золота опять же якобы на время (это уточняется в дальнейшем тексте). Эти серебряные и золотые изделия позднее пойдут на изготовление Ковчега Завета и различной утвари для Скинии (см. далее), а потому их кража у египтян составляет важную часть плана Яхве.

Есть еще и в-третьих, но оно скрыто за скупостью текста Ветхого Завета. Для того, чтобы выявить это «в-третьих», нужно задаться простым вопросом – а зачем ставить в известность фараона об уходе евреев якобы на исполнение ритуала, и получать его личное разрешение? Ведь проще было просто уйти «по-тихому», при необходимости распустив перед уходом слух о «временной отлучке для жертвоприношения».

Но такой вариант никак не подходил Яхве, поскольку ему требовалось забрать у Рамзеса II то оружие, которое он использовал в битве при Кадеше. А это без визита к фараону никак сделать было нельзя. Забрать же у него «божественный» предмет можно было как раз под предлогом того, что это предмет якобы необходим для соблюдения требований ритуала при жертвоприношении, для которого евреи якобы должны удалиться глубоко в пустыню. Поэтому-то и нельзя было обойтись простым бегством, а понадобилась целая «легенда прикрытия», разработанная до мельчайших деталей.

Если же ориентироваться на подробности описания Исхода, то именно это оружие и было главной целью Яхве на данном этапе. И он прекрасно понимал, что просто так Рамзес II согласия расстаться с «божественным» предметом (даже на несколько дней) не даст, о чем и предупреждал заранее Моисея…

«Казни египетские»

После недолгих колебаний Моисей согласился взяться за предложенную ему роль представителя Яхве и предводителя «богоизбранного народа». Поставив в какой-то степени в известность о своих планах Итро, он забрал жену и детей и отправился в Египет воплощать в жизнь план Яхве.

Судя по всему, Аарон, которому Моисей предложил стать соучастником в реализации далеко идущего и многообещающего плана, воспринял предложение довольно легко. Не сложным оказалось и Моисею с Аароном убедить евреев с их старейшинами в том, что за ними стоит столь могущественный покровитель. А вот с фараоном, как и предвидел Яхве, все оказалось существенно труднее. По крайней мере этой проблеме в Ветхом Завете и других первоисточниках посвящено весьма немало текста.

Но сначала к фараону нужно было еще попасть – далеко не каждого ведь пускали к столь занятой и столь величественной персоне. И для этого Моисей должен был доказать свою значимость уже не евреям, а многочисленным царедворцам. Поскольку же он выступал в роли представителя бога евреев, от него требовалось продемонстрировать, что за его спиной действительно стоит могущественная и именно «божественная» сила. И тут в очередной раз ему пригодилось знание функционала «посоха», в которое его посвятил Яхве.

Поскольку же Моисей, как указывалось ранее, не отличался речистостью, его везде приходилось сопровождать Аарону, на которого и легла роль главного переговорщика. Вот почему в соответствующих эпизодах Ветхого Завета «посох» Моисея оказывается как будто бы еще одним «посохом» – «посохом» Аарона.

«И бросил Аарон посох свой перед фараоном и перед рабами его, и сделался посох змеем. И призвал фараон мудрецов [Египетских] и чародеев; и эти волхвы Египетские сделали то же своими чарами: каждый из них бросил свой жезл, и они сделались змеями, но жезл Ааронов поглотил их жезлы» (Исход, глава 7).

В каббалистической традиции, правда, «посохи» «превращались» не в змей, а в крокодилов, но суть от этого не меняется – Моисей и Аарон таким способом подтвердили свои «полномочия» и получили возможность для начала переговоров с фараоном.


Рис. 162. «Посох» Аарона превращается в змею

Далее наступает длительный (если доверять тексту первоисточников) период переговоров с фараоном, который сопровождается целым рядом угрожающих действий и событий, известных под названием «казней египетских».

Тема этих «казней» является источником уже очень долгих и весьма широких споров между сторонниками религиозных текстов и скептиками. Одни видят за ними реальные события, за которыми стоит воля Бога, другие – только откровенную выдумку или в лучшем случае стихийные природные явления. И весомых аргументов хватает как у одних, так и у других.

Если же абстрагироваться от обеих крайностей, то легко можно увидеть, что в описании «казней» мы имеем явную мешанину, в которой хватает как реальных событий, так и искаженной информации об этих реальных событиях и даже откровенных выдумок.

Скажем, достаточно очевидно, что и град, и нашествие саранчи, и даже мор скота вполне могли случиться сами по себе (точнее – по вполне естественным причинам) и не иметь никакого отношения к переговорам Моисея и Аарона с фараоном. Ведь о конкретном содержании этих переговоров евреи реально ничего не знали. Все это они «знали» лишь со слов Моисея и Аарона, которые могли поэтому приписать воздействию Яхве все, что угодно – даже обычный град и нашествие саранчи.

Есть и откровенные противоречия. Так в одном эпизоде «казней» якобы вымирает «весь скот египетский». И буквально чуть позже описывается очередная «казнь», в ходе которой «побил град по всей земле Египетской все, что было в поле, от человека до скота». Спрашивается, какой «скот» мог побить град, если скот весь вымер еще в ходе предыдущей «казни»?..

В спорах о подобных несуразностях сторонники и скептики историчности описаний «казней» упускают гораздо более важные детали. В частности – истинное содержание переговоров Моисея и Аарона с фараоном.

Ни Яхве, ни Моисею, ни Аарону было совсем не нужно, чтобы евреи узнали, что все проволочки только из-за какой-то «железяки» (пусть и «божественной»), которую фараон никак не хочет отдать. Узнай это, евреи, изнывающие от тяжелой доли, давно бы бросили все и ушли – по крайней мере, какая-то часть из них попыталась бы это сделать, и этим сорвала бы все планы Яхве. Так что Моисею с Аароном приходилось все это время всеми доступными способами «пудрить мозги» не только фараону, но и евреям.

Любопытно, что фараон в некоторый момент все-таки почувствовал предстоящий обман – когда согласился на проведение евреями выпрашиваемого обряда жертвоприношения (и возможно, был даже готов для этого временно отдать требуемый «божественный» предмет), но захотел иметь все-таки определенные гарантии возврата в виде заложников – членов еврейских семей:

«[Фараон] сказал им: пусть будет так, Господь с вами! я готов отпустить вас: но зачем с детьми? видите, у вас худое намерение! Нет: пойдите одни мужчины и совершите служение Господу, так как вы сего просили. И выгнали их от фараона» (Исход, глава 10).


Рис. 163. Моисей и Аарон перед фараоном

Но без «божественного оружия», которым обладал Рамзес II, Яхве не мог запустить нужное оборудование, а следовательно не мог и реализовать свои планы, так что Моисей с Аароном вынуждены были продолжать переговоры с фараоном.

Впрочем, строго говоря, мы не можем быть уверенными не только в реальности «казней» и причастности к ним Яхве, но и в заявляемой в первоисточниках многоэтапности и сложности переговоров – Моисей и Аарон могли заявлять евреям, что отправляются к фараону, а сами вместо этого для отвода глаз лишь тусоваться где-нибудь во дворце между многочисленными царедворцами, не встречаясь реально с фараоном и ожидая удобного момента. Ведь им нужно было только дождаться возможности остаться с фараоном с глазу на глаз без свидетелей – тогда они смогли бы задействовать возможности «посоха» и внушить фараону мысль о необходимости отдать им вожделенный «божественный» предмет. И судя по всему, в конце концов именно так им и удалось добиться своего, а вовсе не с помощью самой эффектной «десятой казни», в ходе которой якобы «ангелом» были уничтожены все первенцы в земле египетской…

Кульминация Исхода

На то, что в реальности никакой «десятой казни» не было, косвенно указывает то, что к самому моменту Исхода евреев начали готовить заранее, а вся подготовка слишком уж походит на тщательно спланированную и продуманную операцию. Такую операцию было бессмысленно готовить, если бы ставка была на очередную «казнь», ведь фараон уже многократно в ответ на «казни» вместо согласия отдать «божественный» предмет и отпустить евреев лишь еще больше «ожесточался на них». И делать ставку на то, что он изменит свою позицию именно в результате «десятой казни» не было никаких оснований. Скорее всего Моисей с Аароном просто просчитали, что в конкретный день будет удобный момент для реализации их плана по контакту с фараоном без свидетелей (и задействованию возможностей «посоха»).


Рис. 164. Моисей и Аарон призывают Яхве к свершению «казней египетских»

Как только стал ясен «день Х», евреям напомнили, что они должны будут готовы вынести с собой (то есть просто украсть) как можно больше золота и серебра:

«И сказал Господь Моисею: еще одну казнь Я наведу на фараона и на Египтян; после того он отпустит вас отсюда; когда же он будет отпускать [вас], с поспешностью будет гнать вас отсюда; внуши народу [тайно], чтобы каждый у ближнего своего и каждая женщина у ближней своей выпросили вещей серебряных и вещей золотых [и одежд]…» (Исход, глава 11).

Непосредственная же подготовка к заветному моменту началась аж за две недели до него:

«И сказал Господь Моисею и Аарону в земле Египетской, говоря: месяц сей да будет у вас началом месяцев, первым да будет он у вас между месяцами года.

Скажите всему обществу [сынов] Израилевых: в десятый день сего месяца пусть возьмут себе каждый одного агнца по семействам, по агнцу на семейство; а если семейство так мало, что не съест агнца, то пусть возьмет с соседом своим, ближайшим к дому своему, по числу душ: по той мере, сколько каждый съест, расчислитесь на агнца. Агнец у вас должен быть без порока, мужеского пола, однолетний; возьмите его от овец, или от коз, и пусть он хранится у вас до четырнадцатого дня сего месяца: тогда пусть заколет его все собрание общества Израильского вечером, и пусть возьмут от крови его и помажут на обоих косяках и на перекладине дверей в домах, где будут есть его; пусть съедят мясо его в сию самую ночь, испеченное на огне; с пресным хлебом и с горькими травами пусть съедят его; не ешьте от него недопеченного, или сваренного в воде, но ешьте испеченное на огне, голову с ногами и внутренностями; не оставляйте от него до утра [и кости его не сокрушайте], но оставшееся от него до утра сожгите на огне. Ешьте же его так: пусть будут чресла ваши препоясаны, обувь ваша на ногах ваших и посохи ваши в руках ваших, и ешьте его с поспешностью: это – Пасха Господня» (Исход, глава 12).

Можно легко заметить, что текст содержит указание быть в нужный момент полностью готовыми к длительному пешему переходу, непосредственно перед которым необходимо подкрепиться – причем так, чтобы избежать непредвиденных остановок и задержек из-за расстройства кишечника, что отражено в требованиях к последней перед Исходом трапезе. Аналогичное предусмотрительное требование к питанию в дороге отражено в следующем тексте:

«Наблюдайте опресноки, ибо в сей самый день Я вывел ополчения ваши из земли Египетской, и наблюдайте день сей в роды ваши, как установление вечное. С четырнадцатого дня первого месяца, с вечера ешьте пресный хлеб до вечера двадцать первого дня того же месяца; семь дней не должно быть закваски в домах ваших…» (Исход, глава 12).

Говоря другими словами, евреи должны были быть готовыми целую неделю питаться только теми запасами, которые возьмут с собой, – времени на готовку чего-то свежего в дороге у них просто не будет…


Рис. 165. Десятая казнь египетская

Далее следует душещипательное описание «десятой казни».

«И созвал Моисей всех старейшин [сынов] Израилевых и сказал им: выберите и возьмите себе агнцев по семействам вашим и заколите пасху; и возьмите пучок иссопа, и обмочите в кровь, которая в сосуде, и помажьте перекладину и оба косяка дверей кровью, которая в сосуде; а вы никто не выходите за двери дома своего до утра. И пойдет Господь поражать Египет, и увидит кровь на перекладине и на обоих косяках, и пройдет Господь мимо дверей, и не попустит губителю войти в домы ваши для поражения…

И пошли сыны Израилевы и сделали: как повелел Господь Моисею и Аарону, так и сделали. В полночь Господь поразил всех первенцев в земле Египетской, от первенца фараона, сидевшего на престоле своем, до первенца узника, находившегося в темнице, и все первородное из скота. И встал фараон ночью сам и все рабы его и весь Египет; и сделался великий вопль [во всей земле] Египетской, ибо не было дома, где не было бы мертвеца. И призвал [фараон] Моисея и Аарона ночью и сказал [им]: встаньте, выйдите из среды народа моего, как вы, так и сыны Израилевы, и пойдите, совершите служение Господу [Богу вашему], как говорили вы…

И понуждали Египтяне народ, чтобы скорее выслать его из земли той; ибо говорили они: мы все помрем.

И отправились сыны Израилевы из Раамсеса в Сокхоф…» (Исход, глава 12).


Рис. 166. Ангела останавливает защитный знак кровью на дверях еврейского дома

Любопытно, что детали самого этого описания прекрасно соотносятся с версией, что никакого истребления первенцев в реальности не было.

До сигнала на бегство евреям было приказано сидеть дома, поэтому увидеть, что происходит в городе они никак не могли. А после сигнала их задачей было как можно быстрее удалиться в пустыню, так что им было не до общения с соседями. В то же время при описании Исхода в текстах первоисточниках нет никаких упоминаний о трупах первенцев – людей или хотя бы животных – на улицах, что весьма странно для столь массовой резни, которая фигурирует в описании «десятой казни». Так что вся информация о некоем «ангеле, уничтожающем первенцев» могла исходить опять-таки только от Моисея с Аароном, которым подобная байка была банально выгодна, поскольку поднимала их собственный статус якобы наличием подобной всемогущей поддержки.

Более того, эта байка также служила хорошим способом предотвращения возникновения у евреев желания вернуться назад после Исхода. Они понимали, что египтяне, якобы потерявшие всех своих первенцев, не будут мирно встречать возвращающихся евреев. Так что эта «псевдо-казнь» отрезала им путь назад. Как говорится, сжигала все мосты…

Кровь на перекладинах и косяках дверей, которую евреи нанесли в своих домах, также могла работать на общий план – верующие в своих богов (а потому и суеверные) египтяне должны были посчитать эту кровь частью какого-то чуждого им (а потому и опасного для них) ритуала. Это должно было не только предотвратить нежелательные визиты к евреям соседей-египтян во время якобы «десятой казни», но и оттянуть момент, когда египтяне узнают о бегстве евреев.

Вдобавок, египтяне, которые были в курсе желания евреев будто бы провести жертвоприношение в далекой пустыне, могли счесть это началом опять же незнакомого им ритуала этого жертвоприношения, а потому спокойно отнеслись на первых порах к обнаруженному отсутствию евреев в городе. В итоге это давало евреям дополнительную фору по времени, чтобы уйти как можно дальше.

В довершение всего, чтобы максимально выиграть время и запутать египтян, Яхве повел евреев не наиболее короткой дорогой, ведущей в «Землю Обетованную», а увел их в пустыню. А чтобы они не заблудились там, он сам и/или его помощники–«ангелы» (скорее всего на летательных аппаратах) выступили в роли проводников.

«Когда же фараон отпустил народ, Бог не повел его по дороге земли Филистимской, потому что она близка; ибо сказал Бог: чтобы не раскаялся народ, увидев войну, и не возвратился в Египет. И обвел Бог народ дорогою пустынною к Чермному морю. И вышли сыны Израилевы вооруженные из земли Египетской…

Господь же шел пред ними днем в столпе облачном, показывая им путь, а ночью в столпе огненном, светя им, дабы идти им и днем и ночью. Не отлучался столп облачный днем и столп огненный ночью от лица [всего] народа» (Исход, глава 13).
продолжение следует..

Reliable Counter
Tags: древние цивилизации, тайны истории
Subscribe

Posts from This Journal “древние цивилизации” Tag

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments